Episodes
В западной прессе Александра Дугина называют «мозгом Путина» и его «наставником». В чем состоят идеи евразийства? И они правда стали идеологической основой Кремля? Объясняет исследователь крайне правых движений Антон Шеховцов.
Published 05/27/22
Министр образования России Валерий Фальков заявил, что российским вузам нужно отказаться Болонской системы. Она позволяет российским студентам быть более мобильными, в том числе менять вузы внутри страны и ездить в Европу. Какой смысл от нее уходить?
Published 05/26/22
После вторжения России в Украину глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен заявила, что могут быть сделаны «необычные шаги» для вступления Украины в ЕС. В какой стадии этот процесс сейчас? Удастся ли Киеву добиться вступления страны в Евросоюз?
Published 05/25/22
До войны в ЕС хотели постепенно перейти на возобновляемые источники энергии. Но теперь странам надо быстро искать деньги на реформирование энергетической системы из-за российского эмбарго нефти и газа. Как это отразится на планах ЕС?
Published 05/24/22
После двух месяцев обороны «Азовстали» украинские военные сдались в плен. Теперь Россия контролирует весь Мариуполь. Какое значение имела эта оборона для войны? Почему осада длилась так долго? Объясняет Дмитрий Кузнец.
Published 05/23/22
Из-за войны Россия вступила в самый серьезный кризис со времен распада СССР. В 1991 году ослаблением власти сумели воспользоваться сепаратистские движения. В теории это может повториться в Российской Федерации? Говорим с социологом Гузель Юсуповой.
Published 05/20/22
В этом выпуске подкаста «Что случилось» говорим с исследователем-криминологом Владимиром Кудрявцевым о связи между преступлениями, уровнем их жестокости и войной.
Published 05/19/22
Как и многие другие компании, покинувшие Россию из-за вторжения в Украину, из страны уходит «Макдоналдс». Кому достанутся его рестораны? Что будет с сотнями тысяч людей, работающих в самой компании и на предприятиях-поставщиках?
Published 05/18/22
Финляндия и Швеция отказываются от своего многолетнего нейтрального статуса и вступают в НАТО. Как это изменит систему безопасности в России и Европе? Следующие на очереди — постсоветские страны? Обсуждаем с Татьяной Пархалиной.
Published 05/17/22
Западные политики утверждают: блокада Россией портов Украины и ограничения на экспорт зерна ведут к росту цен на продовольствие. И закончится это катастрофой для миллионов людей. Они правы? Отвечает Андрей Сизов.
Published 05/16/22
Елена Панфилова — эксперт в области российской коррупции, бюрократии и, шире, в том, как устроен правящий класс России. Говорим с ней, какие сейчас настроения у руководителей в стране. А также о том, способен ли кто-то из них спорить с Путиным.
Published 05/13/22
США поставят Украине оружие по ленд-лизу, необходимое для битвы за Донбасс. Пока обе стороны не добились там значительных успехов, хотя именно это сражение может решить исход войны. Как теперь изменится соотношение сил России и Украины?
Published 05/12/22
Из-за введения санкций после войны в Украине в главный заграничный центр богатых россиян превращается Дубай. Как меняется эмират? И заменит ли он Лазурный Берег, Лондон и другие европейские центры инвестиций? Говорим с журналисткой Дарьей Полыгаевой.
Published 05/11/22
В Украине из-за войны разрушены целые города. Как их будут восстанавливать? Как это делали в СССР и в Западной Европе после Второй мировой? Рассказывает урбанист Аркадий Гершман.
Published 05/10/22
Полине Жеребцовой было девять лет, когда началась первая чеченская война. В 14 лет она получила ранение из-за ракетного удара российских войск по рынку в Грозном. Мы поговорили с ней о том, как она проживала войну ребенком и как потом преодолевала травмы.
Published 05/09/22
Вам встречалось сравнение России с Нигерией? У этой африканской страны тоже огромные запасы природных ресурсов. И теперь из-за войны в Украине они особенно интересны Европе. Как устроена жизнь в Нигерии? И сможет ли она ее улучшить?
Published 05/06/22
Одно из последствий войны — отток IT-специалистов и целых компаний из России и Беларуси. Куда едут айтишники и как их встречают? А как будут жить те, кто остался? Рассказывает инвестор из Кремниевой долины Николай Давыдов.
Published 05/05/22
Шестого мая 2012 года в России завершилась череда самых массовых и продолжительных протестов в постсоветской России. Чем Болотная и последовавшее за ней дело стали для путинизма? И что ждет эту политическую систему?
Published 05/04/22
Благодаря иностранным технологиям в России много лет выпускали современные автомобили. Санкции закрыли доступ к этим технологиям. То есть теперь россияне будут ездить на старых иномарках и на новых (морально устаревших и дорогих) отечественных авто?
Published 05/03/22
О том, как развивалось крайне левое движение в России, говорим с журналистом Дмитрием Окрестом. У него вышла книга об антифашисте Алексее Сутуге по прозвищу Сократ.
Published 04/30/22
Из российских учебников хотят почти полностью убрать упоминания об Украине. А преподавать историю собираются уже с первых классов. Эта дисциплина уже окончательно превратилась в пропаганду?
Published 04/29/22
Российские военные грозятся выйти к Приднестровью, а в самой непризнанной республике уже несколько дней происходят взрывы. Как будут развиваться события в регионе — тактически и стратегически?
Published 04/28/22
В этом году Кремлю будет как никогда трудно провести выборы. Потому что к осени граждане в полной мере ощутят последствия санкций. Возможный выход — «ползучая» отмена выборов губернаторов. Это как? Объясняет Андрей Перцев.
Published 04/27/22
На втором этапе войны Россия хочет захватить и удержать весь Донбасс, а также юг Украины, чтобы обеспечить сухопутный коридор в Крым. Насколько реалистичен такой сценарий, учитывая потери российской армии, а также поставки западного вооружения Украине?
Published 04/26/22
Эммануэль Макрон вновь стал президентом Франции. Во втором туре выборов он набрал 58,5%, правый политик Марин Ле Пен получила 41,45% голосов. Как результаты выборов повлияют на отношения Парижа и Москвы и как Ле Пен будет продолжать свою карьеру?
Published 04/25/22